Main Menu

iqrate.comПсихологияИстория → Первые программы психологии как самостоятельной науки

Первые программы психологии как самостоятельной науки

психология человека

Первым вариантом психологии как самостоятельной науки явилась физиологическая психология Вильгельма Вундта (1832-1920). Свои исследования он начал в Гейдельбергском университете в области восприятия. Из них составилась книга «Очерки по теории восприятия» (1862). В этих «Очерках» Вундт развивает идеи о психологии как экспериментальной науке. В вышедших в 1863 г. «Лекциях о душе человека и животных» Вундт наряду с экспериментом в качестве источника психологического исследования называет анализ продуктов человеческого духа. Эти идеи наметили задачу развитой им впоследствии психологии народов. Так, к началу 1860-х гг. складывается программа психологии, объединяющая два метода — экспериментальный и культурно-исторический. Вышедшие в 1874 г. «Основания физиологической психологии» Вундта явились началом психологии как самостоятельной науки. Ее объектом объявляются те процессы, которые доступны одновременно и внешнему, и внутреннему наблюдению и имеют как физиологическую, так и психологическую сторону и потому не могут быть объяснены только физиологией или только психологией: это ощущения и простейшие чувствования. По методу физиологическая психология есть психология экспериментальная.

Начиная с 1875 г. Вундт действовал в Лейпцигском университете. Здесь в 1879 г. он создал психологическую лабораторию, на базе которой через два года был создан Институт экспериментальной психологии, с самого начала превратившийся в международный центр по подготовке психологов. Здесь учились Э. Крепелин, Г. Мюнстерберг, О. Кюльпе, А. Киршман, Э. Мейман, К. Марбе, Т. Липпс, Ф. Крюгер (Германия), Э. Титченер (Англия), Э. Скрипчур, Ф. Энджелл, Ст. Холл (Америка), В.М. Бехтерев, В.Ф. Чиж, Н.Н. Ланге (Россия) и др. Так сложилась школа Вундта, с которой начинается история психологии как самостоятельной науки.

Вместе с исследовательской Вундт вел большую преподавательскую деятельность. О ее масштабах можно составить представление по одному перечню курсов, которые Вундт читал в разные годы в Лейпциге: логика и учение о методе, психология языка, психология, общие результаты физиологии нервной системы и мозга в приложении к психологии, история новой философии, космология, элементы математической логики, элементы натурфилософии, психология народов, основы этики и философии права, основы метафизики и др.

1880-е годы известны как философская декада Вундта. В этот период выходят его книги и большие статьи по философии, логике, этике. В 1896 г. опубликованы «Очерки психологии», в которых дано краткое изложение психологической системы Вундта. В 1911 г. вышло «Введение в психологию». С 1900 г. начали выходить книги десятитомной «Психологии народов». Издание продолжалось до 1920 года. Его последняя книга — «Воспоминания» (Erlebtes und Erkanntes). Вундтом опубликовано 420 книг и статей. Умер Вундт 31 августа 1920 г.

Подвергнув критическому анализу прежние понимания предмета психологии (как науки о душе и о внутреннем опыте), Вундт дал новое определение психологии как науки о непосредственном опыте. Объект и субъект выступают в неразрывном единстве: всякий объект является представляемым объектом (Vorstellungsobjekt). Этот термин играет у Вундта ту же роль, что и «нейтральные элементы» у Маха: за неразрывностью субъекта и объекта в опыте лежит тезис, ставящий под сомнение независимое от субъекта существование объективного мира. По характеристике С.Л. Рубинштейна, Вундт направил психологию по пути махистской ее переориентации.

Единый опыт может рассматриваться с двух точек зрения. «Эти точки зрения подсказываются нам тем, что каждый опыт расчленяется непосредственно на два фактора: на содержание, данное нам, и на способ нашего восприятия этого содержания».

Опыт, взятый в отвлечении от познающего субъекта и направленный на выявление связей объективных явлений, изучает естествознание. Это опосредствованный опыт. Опыт, рассматриваемый в его отношениях к субъекту и в тех свойствах, которые ему приписываются субъектом, это непосредственный опыт, который и изучает психология. Психология, определяемая как наука о непосредственном опыте, является, по признанию самого Вундта, разновидностью эмпирической психологии, поскольку должна показать связь содержаний опыта в том виде, как она дана субъекту. Таким образом, объектом изучения в психологии остается сознание. В его описание, однако, Вундт вносит новые черты. В противоположность интеллектуализму всей прежней психологии Вундт рассматривает психическое как процесс. При этом воля берется как типический процесс. Вундт называет свою психологию волюнтаристической, подчеркивая в то же время отличие своей системы от философского волюнтаризма Шопенгауэра.

Поскольку все науки изучают одни и те же предметы, но с разных точек зрения, постольку «нельзя допустить никакого принципиального различия между психологическими и естественно-научными методами». Поэтому в психологии также должны использоваться экспериментальные методы, «имеющие целью осуществить точный анализ психических процессов, подобный анализу, предпринимаемому естествознанием в применении к явлениям природы». Эксперимент не отменяет самонаблюдения, оно остается единственным прямым методом в психологии. Объективные явления — поведение, деятельность — Вундт исключал из психологии. «Человек сам — не как он появляется извне, но как он дан непосредственно себе самому» является собственно проблемой психологии. Эксперимент лишь позволяет сделать самонаблюдение более точным.

Однако не вся психика поддается экспериментальному изучению. Вундт ограничил эксперимент областью простейших психических процессов — ощущений, представлений, времени реакций, простейших ассоциаций и чувствований. Ограничение внутренне связано с особенностью вундтовского понимания эксперимента: это был не психологический, а психофизический и психофизиологический эксперимент, направленный на планомерное изменение материального раздражителя и объективную регистрацию связанного с ним эффекта.

Исследование высших психических функций и психического развития требует других методов. В качестве таковых Вундт считал анализ продуктов человеческого духа, которые являются продуктом общения множества индивидов: языка, мифов, обычаев. Эту часть психологии он назвал психологией народов, противопоставив ей индивидуальную экспериментальную психологию. С введением Вундтом двух психологий, отличающихся по содержанию и методам, различно ориентированных — на естествознание и науки о духе, происходит раскол единой науки, который явился одной из причин и характерной чертой открытого кризиса, разразившегося в психологии в начале второго десятилетия XX в.

Психологическая система Вундта включала изучение элементов (ощущений и чувствований), анализ связей между элементами и продуктов этих связей, исследование законов душевной жизни. В этой программе отчетливо выступает атомизм Вундта, характерный для ассоциативной психологии: простейшие элементы, сенсорные по своей природе, первичны, сложные образования вторичны. Однако Вундт борется с крайностями ассоцианизма: в продуктах ассоциаций он обращает внимание на возникновение нового качества, не сводимого к сумме свойств исходных элементов. Все ассоциации Вундт подразделяет на одновременные и последовательные, которые в свою очередь имеют несколько форм: одновременные существуют в форме слияния, ассимиляции — диссимиляции и компликации, последовательные — узнавания и воспоминания. За этими видами ассоциаций скрываются восприятие и память. Вундт борется с функционализмом старой психологии и рассматривает их как результат единого механизма ассоциаций. При этом ассоциации характеризуются как пассивный процесс, который протекает без активного участия субъекта. В психологии Вундта нет субъекта, нет личности: «...все психическое — это непрестанная смена явлений, постоянное возникновение и созидание... Нигде эти факты действительной душевной жизни не нуждаются в другом субстрате для своего истолкования, кроме того, который дан в них самих». Кроме ассоциативных, Вундт различает апперцептивные связи. Они складываются при активном участии сознания. Апперцепция — это особая функция сознания, которая проявляется в активности субъекта и внешне выражается во внимании. Из всей совокупности содержаний, находящихся в сознании, т. е. просто перципируемых, апперцепция или внимание, выделяет объект, вследствие чего его восприятие становится более ясным и отчетливым; оно входит в ясную точку сознания — апперципируется. Когда апперцепция направлена на выбор между разными основаниями в процессе подготовки к действию, она есть воля. Вундт сближает понятия апперцепции, внимания и воли и даже отождествляет их. Продуктом апперцепции являются апперцептивные сочетания представлений. Мышление и воображение выступают функциями апперцепции. Выступая объяснением сложных явлений душевной жизни, сама апперцепция не объясняется: ее источник в самом сознании.

Последним разделом психологии Вундта является учение о законах психической жизни. В нем отражается попытка выйти за рамки описания, выявить собственные свойства субъективного мира — их Вундт называет самостоятельной психической причинностью, в отличие от физиологических механизмов психических процессов.

Это законы творческих производных, гетерогонии целей, связующих отношений и психических контрастов. В них выражается собственная внутренняя связь психических процессов, поскольку она дана нам во внутреннем восприятии как качественно своеобразная сторона жизни человека, не сводимая к законам природы. Психологию Вундта заключает принцип актуальности души, под которым он понимал связь всех переживаний сознания и который отличал от всех представлений о душе как самостоятельной субстанции.

Выдвинутая Вундтом программа была масштабной и охватывала практически все проблемы психологии — от простейших ощущений до проблем культуры в их тесной связи с историей. Ее можно назвать структурализмом по тому подходу к задачам, которые ставил Вундт перед психологией. Предметом психологии являются содержания сознания, ибо только их можно наблюдать. Психологии Вундта свойственны элементаризм и сенсуализм, она замкнута содержаниями сознания, которые изучаются в обособлении от поведения. Задача психологии — «анализировать психические процессы в их собственной связи и поскольку они нам вообще даны как процессы, находящиеся во внутренней связи друг с другом». Психологов, которые придерживаются такой позиции в психологии, И.М. Сеченов назвал «обособителями психического».

Из всего сделанного Вундтом наиболее исторически значимым явилось введение им в психологию эксперимента, организация Института экспериментальной психологии и основание специального журнала «Психологические исследования» (первоначально «Философские исследования»), который явился (после «Mind», основанного А. Бэном в 1876 г.) первым собственно психологическим журналом.

Одновременно с Вундтом в России с программой построения психологии выступил Иван Михайлович Сеченов (1829-1905). Сеченов окончил Военное инженерное училище в Петербурге и медицинский факультет Московского университета. В обстановке острых дискуссий, развернувшихся в России по коренным мировоззренческим вопросам, касающимся природы человека, души, свободы воли, детерминации поведения, Сеченов осуществляет ряд работ, направленных на разрешение труднейших психологических проблем. «Моя задача,— писал он,— заключается в следующем: объяснить деятельностью уже известной читателю анатомической схемы (имеется в виду простой рефлекс.— прим. А.Ж.) внешнюю деятельность человека... с идеально сильной волей, действующего во имя какого-нибудь высокого нравственного принципа и отдающего себе ясный отчет в каждом шаге — одним словом, деятельность, представляющую высший тип произвольности». Результатом работ Сеченова явилось новое представление о психике и задачах психологии как науки. Сеченова можно по праву считать основоположником отечественной научной психологии. Его важнейшие труды по психологии: «Рефлексы головного мозга» (1863), в которых сформулирована рефлекторная теория в связи с проблемой произвольных и непроизвольных движений; «Кому и как разрабатывать психологию» (1873), здесь в полемике с К.Д. Кавелиным излагается общая программа построения психологии, взгляды на предмет, метод и задачи психологии; «Элементы мысли» (1878), здесь дается естественно-научная разработка мышления как итог исследования познавательных процессов; статьи 1990-х гг.: «Впечатления и действительность», «Предметная мысль и действительность», «О предметном мышлении с физиологической точки зрения» и др.

В «Рефлексах головного мозга» Сеченов поставил задачу «доказать возможность приложения физиологических знаний к явлениям психической жизни». Решение этой задачи вылилось в рефлекторную теорию психического. По Сеченову, способность воспринимать внешние влияния в форме представлений (зрительных, слуховых и т. п.) складывается в опыте по типу рефлексов; способность анализировать эти конкретные впечатления, память, все психические акты развиваются путем рефлекса. Схема психического процесса та же, что и схема рефлекса: психический процесс берет начало во внешнем воздействии, продолжается центральной деятельностью и заканчивается ответной деятельностью — движением, поступком, речью. Психический процесс возникает и завершается в процессе взаимодействия индивида с окружающим миром, значит, влияние извне в форме чувствования первично. Мотивы, отвлеченные представления не являются первоначальными причинами наших поступков. В объяснении психики нужно исходить не из психики, несмотря на то, что «голос самосознания... говорит мне донельзя ясно десятки раз в день, что импульсы к моим произвольным актам вытекают из меня самого и не нуждаются, следовательно, ни в каких внешних возбуждениях». Сеченов предпринимает попытку «вырвать» психологию из замкнутого мира внутреннего сознания, объяснить происхождение психических процессов, проследить становление сознания в онтогенезе. Таким образом, рефлекторный принцип не означает сведения психического к физиологическому. Речь идет о сходстве между ними по структуре и по происхождению. «Первоначальная причина всякого поступка лежит всегда во внешнем чувственном возбуждении...» Рефлекторный подход предполагает также изучение мозговых механизмов психических процессов. Решение этой задачи стало предметом научной деятельности И.П. Павлова, А.А. Ухтомского и др.

Так, с помощью рефлекторного принципа психическое получает свое причинное объяснение, сохраняя при этом качественную, не сводимую к физиологической, характеристику. Его дальнейшая разработка происходит в статье «Кому и как разрабатывать психологию», написанной в связи с книгой историка-публициста Константина Дмитриевича Кавелина «Задачи психологии» (1872).

Изучение русской истории, этнографии и правоведения привело Кавелина к проблеме личности в ее взаимоотношениях с обществом. Это обусловило обращение к психологии и этике. Современное психологическое знание Кавелин оценил как ошибочное и в книге «Задачи психологии» изложил свое понимание психологии как положительной самостоятельной науки. Признавая, что «психическая жизнь имеет материальную подкладку» (деятельность мозга и нервов), он выступил против сведения психического к физическому. «Психологическое исследование начинается там, где заканчивается физиологическое»,— писал он. Психическому Кавелин приписывал свойства идеальности, сознательности и произвольности. Признавая недостаточность интроспекции как субъективного метода, он указал на факты объективного воплощения жизни души во внешней деятельности человека: «слова и речь, сочетания звуков, художественные произведения, гражданские и политические уставы, памятники исторической жизни», расценивая эти факты как «материал психологических наблюдений и исследований». Эти и другие проницательные мысли Кавелина, однако, не воплотились в реальную исследовательскую программу, в отличии от работ И.М. Сеченова, на что указал еще Ю.Ф. Самарин в своем доброжелательно-критическом рассмотрении книги Кавелина. И.М. Сеченов так сформулировал задачу психологии: «Научная психология... не может быть ничем иным, как рядом учений о происхождении психических деятельностей». Объяснить происхождение — значит показать протекание психического акта: его начало, центральную фазу и конец. В такой трактовке задачи психологии заключено требование выйти за пределы сознания в систему объективных отношений человека с миром, раскрыть условия, определяющие тот или иной характер действий человека, описать внешние проявления психических явлений, т. е. отнестись к фактам сознания научно, объективно.

Указав на бесплодность интроспективного метода, Сеченов развивает идеи генетического подхода в психологии: «Следить исторически за ходом развития человека... с его рождения на свет, подметить главнейшие фазы в том или другом периоде и вывести всякую последующую фазу из предыдущей» ибо «из реальных встреч ребенка с окружающим миром и складываются все основы будущего психического развития». При этом Сеченов требует не ограничиваться описанием, а искать «реально-психическую подкладку» изучаемых явлений сознания.

Сеченов развивает представления об активном деятельностном характере чувственного познания. Так, смотрение он называет действием: глаз выпускает «щупала», могущие сильно удлиняться или укорачиваться с тем, чтобы свободные концы их, сходясь друг с другом, прикасались к рассматриваемому в данный момент предмету». Эти идеи Сеченова встретили критику. Программа Сеченова подводила к изучению целостного поведения. В своем принципиальном содержании эта задача решается и современной психологией.

В то же время программе Сеченова, базирующейся на естественно-научном материализме, свойственна историческая ограниченность. Признавая социальную обусловленность человеческого сознания, отмечая «преемственный ход развития всего психического содержания по мере накопления знаний», Сеченов не смог включить эту реальность в свою программу. Его подход намечал путь объективного исследования явлений сознания в основном как продуктов взаимодействия индивида с предметным миром. Используя генетический метод, Сеченов показывает, что речевое — символическое абстрактное мышление и волевой акт личности, самосознание «Я» имеют свои генетические корни в открытой для объективного наблюдения системе отношений. Сеченов оказал огромное влияние на мировую и отечественную психологию. Его традиции продолжены Н.Н. Ланге, В.М. Бехтеревым, в физиологии И.П. Павловым, А.А. Ухтомским. Глубокое влияние Сеченова на отечественную науку продолжается и сегодня.