Main Menu

iqrate.comПсихологияСамоанализ → Лень как дар богов и двигатель прогресса

Лень как дар богов и двигатель прогресса

психология человека

Банальная человеческая лень проделала долгий путь от библейского порока до научного феномена, над разгадкой которого ломает голову научный мир. Тем, кого общественность называет тунеядцами и бездельниками и норовит упрекнуть в паразитизме, стоит поставить свечку за здравие британских ученых. Специалисты из университета Эдинбурга во главе с Марком Эвансом опубликовали исследование, в котором фактически оправдали лень. Они доказали: когда мы пассивны настолько, что не способны сгенерировать хоть одну мысль или предпринять какое-либо активное действие, мы на самом деле функционируем в режиме энергосбережения.

Он запускается с помощью сложных физиологических механизмов и человеческой воле, увы, не подчиняется. Значит ли это, что мы научимся лечить лень? И надо ли это делать вообще? Как ни странно, ответы на эти вопросы ученые из разных областей — от психологов до генетиков и вирусологов — ищут не первое десятилетие.

Мы начинаем лениться, когда мозг включает энергосберегающий режим, чтобы избежать перегрузок, Фото: Дмитрий Пленкин

Не порок

Примерно до начала прошлого века с ленью все было просто и однозначно. Христианская церковь называла ее источником многих зол. В светском мире она тоже была не в чести. Если трудягами восхищались, делали их положительными персонажами литературных произведений, то бездельникам в лучшем случае в творчестве доставалась роль баловней судьбы, но никак не настоящих героев. Такой расклад наблюдался не только в России, где пословицы и поговорки про лентяев не придумывал только ленивый, но и в западной протестантской этике.

В Великобритании и США трудолюбие было возведено в ранг культа, а общество могло простить любое вероломство, но только не безделье. Задуматься о природе лени ученых впервые заставил случай со знаменитой медицинской сестрой Флоренс Найтингейл. Известная своим усердием и силой духа женщина, которая участвовала в Крымской войне 1853—1856 годов и спасла там немало жизней, по возвращении с фронта неожиданным образом превратилась в «лентяйку».

Вроде никаких заболеваний не имела, на фронте не получила ни одной царапины, но, вернувшись к мирной жизни, лентяйствовала злостно. Тогда-то впервые из уст британских медиков прозвучал диагноз синдром хронической усталости, а ученые поняли, что у лени может быть масса иных причин, нежели отсутствие силы воли. Сегодня в исследованиях причин лени больше других преуспели психологи и психиатры, поскольку апатия и безволие могут быть симптомами серьезных психических расстройств.

«Лень проявляется, когда занятие человека не является делом жизни, и он не может найти себя, — объясняет доктор психологических наук, профессор кафедры специальной психологии факультета психологии СПбГУ Светлана Посохова, — он также может испытывать нежелание что-либо делать и уклоняется от дела тогда, когда не видит в нем смысла. Интеллектуальные и эмоциональные усилия обесцениваются, потому что мы нацелены на конечный продукт, а не на процесс. Студент нажимает на кнопку компьютера и получает готовый реферат или диплом, а то и вовсе диссертацию. Все это провоцирует еще большее свертывание действий».

В современных реалиях «инфицироваться» ленью проще простого. Менеджер, сидящий на опостылевшей работе и наблюдающий продвижение по службе своего менее трудолюбивого, но пронырливого коллеги, вряд ли будет мотивирован на трудовые рекорды. Однако подобные случаи все же являются частностью и вряд ли связаны с «эпидемией» лени, которую фиксируют западные экономисты: рост числа рантье, дауншифтеров и вольных художников, которые ничем не утруждают себя. Тут скорее речь идет о депрессии, которую уже готовы назвать интеллектуальной чумой XXI века.

«Лень, под видом которой скрываются апатия и отсутствие стремления к деятельности, может быть признаком депрессии или более серьезных психических расстройств, — объясняет доктор медицинских наук, профессор кафедры психиатрии и медицинской психологии Первого московского государственного медицинского университета Юрий Сиволап.

— У человека при депрессии изменены биохимические процессы в головном мозге, он совершенно неповинен в лени, его нужно лечить. Это примерно то же самое, что пытаться взять себя в руки при гриппе или брюшном тифе. При некоторых психических заболеваниях и при депрессии в основе лени лежат разные механизмы. При депрессии нарушается передача трех нейротрансмиттеров: дофамина, серотонина и норадреналина.

Если они в недостаточной степени передаются от одного нейрона к другому и их прохождение угнетается по тем или иным причинам, то у человека возникает дефицит энергии, появляется апатия, снижается настроение. Становится невозможным себя раскачать. В этом случае нужно лечить депрессию с помощью антидепрессантов. Есть также определенная группа людей, у которых в силу генетических особенностей нарушен синтез дофамина и серотонина».

Вирусологи в свою очередь считают апатию симптомом целого ряда инфекционных заболеваний, связанных с поражением иммунитета. В числе главных подозреваемых болезни, вызванные энтеровирусами, а также одна из модификаций вируса герпеса. Однако, как показывают последние исследования, лень — это самостоятельное заболевание человека, живущего в постиндустриальном обществе.

Зов предков

Шотландским ученым, опубликовавшим свое исследование в журнале Proceedings Оf Тhe National Academy Оf Sciences, удалось описать лень не как симптом психических или физических заболеваний, а как самостоятельный механизм, включающийся при определенных обстоятельствах. Дело в том, что мозг тратит значительную часть энергии на создание потенциалов действия.

Это небольшие электрические разряды, волны возбуждения, проходящие по мембране клетки в процессе передачи нервного сигнала. Вся наша интеллектуальная и эмоциональная активность, а следовательно, и деятельность во многом зависят от них. Чтобы не случилось перегрузки, которая, например, может привести к инсульту, в какой-то момент наш организм включает режим энергосбережения.

Начинает вырабатываться фермент АМФК, который снижает частоту нервных импульсов, делая нас спокойнее и пассивнее. Он, а значит, и лень, существовал всегда, только раньше активизировался гораздо реже. Уже известно, что примерно 60 процентов энергии, вырабатываемой нашим организмом, уходит на процесс мышления, но раньше большая ее часть тратилась на физические усилия — охоту, защиту своего жилища.

Пещерный человек тоже хотел отдыхать и включал соображалку, чтобы создавать устройства, которые позволяли делать жизнь проще. «Лень — очень полезная штука, — рассуждает Светлана Посохова, — можно сказать, что она давала толчок развитию человека и цивилизации. Мы же часто путаем лень и ничегонеделание.

Со стороны может казаться, что человек ничем конкретным не занят. Валяется на диване, и все. Между тем в голове у него может идти серьезная внутренняя работа, отнимающая немало эмоциональных и интеллектуальных сил, но в результате дающая больший эффект, чем какое-нибудь перетаскивание мусора из точки А в точку Б».

Правда, с каждым новым открытием и изобретением, с бытовой точки зрения упрощавшим жизнь, человек давал все большую нагрузку на мозг и легче от этого жить не становилось. Как ни парадоксально, но перегрузки стали гораздо сильнее, и лень как желание отключиться от дел дает о себе знать все чаще.

В этом смысле открытие шотландских ученых подоспело как нельзя кстати. Объяснив механизм возникновения лени, они в скором времени смогут предложить свое лечение. Например, нейтрализовать действие фермента, открыв тем самым безграничные возможности работоспособности. Вот только удалив естественный предохранитель, мы рискуем значительно сократить время и качество своей жизни. Все-таки хоть труд и облагораживает человека, но именно отдых делает его счастливым. Владимир Крючков

Мнения

Александр Морозов, врач-психиатр Городской клинической больницы имени С. П. Боткина:

— Есть такое понятие — снижение энергетического потенциала. В человеке, испытывающем подобное состояние, как будто батареек нет. Он ничего не делает, потому что не может. Вроде и хотел бы, но энергии ни на что нет. В этом случае человек может хорошо играть в шахматы, но у него нет сил дойти до булочной. Но такое состояние сопутствует психическим заболеваниям, само по себе не встречается.

Ольга Серебровская, психолог Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского:

— Лень действительно расценивается как естественная защитная реакция организма, которая свидетельствует об утомлении и позволяет предупредить переутомление. Но если мы не видим четкой связи с большой нагрузкой, и при этом появляется большое нежелание что-либо делать, то это уже расцениваем не как лень, а как симптом расстройства и называем его апатией или абулией. Это нарушение волевой сферы. Человек, несмотря на необходимость прикладывать усилия, сделать этого не может. Как правило, патологическая лень существует не сама по себе, а сочетается со сниженным настроением. Если это не лечить, то могут снизиться все жизненные потребности, лень будет даже встать с кровати и поесть.